Стефан Малларме Стихотворения, статьи, эссе

Зима пора надежд и светлого труда, — Растекшись по крови, бесцветной, как вода, Все существо мое зевота затопила. Железным обручем сдавило мне виски, Как будто скобами прижата крышка гроба, Один брожу в полях и разбирает злоба: Так разгулялся день, что не унять тоски. На землю упаду, здесь аромат разлили Деревья, здесь мечту похоронить я рад, Изрыв зубами дерн под стебельками лилий, А скука ширится от солнечных оград, Где наглая лазурь качается со смехом, И пестрый гомон птиц ей отвечает эхом. Страх Не ради твоего податливого тела Я здесь, мой поцелуй не всколыхнет, пойми, Неправедных волос, ах как бы ты хотела Отречься от грехов, завещанных людьми. В угарном забытьи мы головы уроним, От совестливых снов отгородив сердца.

Стихотворения (2)

Малларме В получил диплом бакалавра. Вопреки желанию отца, отказался от карьеры чиновника: В провел несколько месяцев в Лондоне, где усовершенствовал свое знание английского.

крушенье терпит человек а не корабль нездешний и уже ненужный прадедовский страх разжать сжатую ладонь по ту сторону бесполезного рассудка.

Так долго ты лгала, что о потустороннем Узнала более любого мертвеца. Порок бесплодием отметил нас обоих, Но черствым камнем он заполнил пустоту Твоей груди, а мне, а мне невмоготу Предсмертный слышать хрип в сердечных перебоях. Я, как от савана, спасаюсь от гардин, Я умереть могу, когда усну один. Для мудрых смерть проста, я выберу несложный Задумчивый пейзаж, рассеянной рукой Рисую облака над спящею рекой: Он ждет, когда над ним последний круг опишет Ослепший гомон птиц, в безвыходной тоске Латинские стихи бормочет и не слышит, Как чуден благовест, плывущий вдалеке.

Так я ночной порой во славу Идеала С молитвою звонил во все колокола, И неотзывная раскалывалась мгла, И стая прошлых бед покоя не давала, Но верь мне, Люцифер, я силы соберу И на веревке той повешусь поутру. Летняя печаль Рыданья подмешав к любовному питью, Отвесный луч скользнул по зыбкому прибою Рассыпанных волос и сжег печаль твою, Шуршит песок, ты спишь, измучена борьбою. Но в теплой глубине волос твоих навек Я душу утоплю и с молчаливых век, Чужих Небытию, губами жадно смою Слезой бегущую сурьму, мечтая в ней Для сердца, что висит над бездною немою, Найти бесчувственность лазури и камней.

Лазурь Предвечная Лазурь с улыбкою холодной Ошеломляющий обрушила удар На землю, где поэт, влачась в тоске бесплодной, Клянет свой немощный и бесполезный дар. Бегу, закрыв глаза, но, продлевая пытку, Затылок мне сверлит презрительный упрек. Какую полночь вытку, Чтоб злобный этот взор меня не подстерег? Туманы дымные, восстаньте в мутной сини, Промозглым рубищем завесьте небеса, Топите горизонт в безветренной трясине, Где нерожденные смолкают голоса.

О скука, спутница осенней летаргии, Покинь летейские пруды и залатай Венозным тростником пробоины нагие С краями, рваными от пролетавших стай! Пускай химерой душных камер Над миром проплывут дымы фабричных труб В кошмарах копоти, где, коченея, замер Светила желтого окаменелый труп.

Стефан Малларме

Его бегу, глаза ослепли, в совести сумбур, Стараюсь сон привлечь, но всё напрасно: Лазурь мне не даёт сбежать: Я жду туман, он холоден, но мне спасенье: Его явленье принесёт собою массу облаков. Природа спрячется под ним, благое провиденье Приспустит с благостью на землю сонмы снов. Летейское безлюдье в дикой скуке процветает, На одиноком бреге - веселящий мох и камыши.

Степанова Н.И. Страх: Трамп в Белом доме. Вудворд Б. Малларме С. Найдено 1 товар Стихотворения. Stephane Mallarme Poesies. Малларме С .

И музыка текла с невидимых смычков В лазурь дымящихся, туманных лепестков. Ты первый поцелуй узнала в тот счастливый, Благословенный день, -- дурманные приливы Терзали душу мне, пьянея от мечты, Не оставляющей похмельной пустоты Сердцам, что навсегда с ревнивой грустью слиты. Я шел, уставившись в изъеденные плиты Старинной площади, когда передо мной, Смеясь, возникла ты под шляпкою сквозной Из отблесков зари, так в полумраке тонком Я зацелованным, заласканным ребенком Следил, как добрая волшебница, во сне, Снежинки пряных звезд с небес бросает мне.

Тщетная мольба Глазурной Гебе я завидую, принцесса, На чашке, что к губам прильнула дорогим, Но не дерзнет аббат стать богом в чаще леса И на фарфор к тебе не явится нагим. К помаде больше ты питаешь интереса, Болонкой не прижмешь меня к шелкам тугим, Я не придворная забава и не пьеса, Но, кажется, меня Вы предпочли другим. Завит искусством ювелира Твой локон золотой, твой смех -- трава для клира Овец, отзывчивых на прихоть госпожи.

Так прикажи, и я на флейте заиграю, На веере любви присяду робко с краю, Стать пастухом твоих улыбок прикажи! Цветы Из вековых лавин лазурного стекла, И млечности снегов, и ночи звездно-лунной Ты чаши в первый день творенья извлекла, Святые для земли нетронутой и юной. И гладиолусы лебяжьего пруда, И лавр гонимых душ, больных непоправимо, Цветок примятых зорь, пунцовых от стыда, Под благодатною стопою херувима, И мирт, и гиацинт в блестящих лепестках, И розу нежную, как женственное тело, В Иродиадиных пылающих шелках, Где кровь жестокая победно загустела!

Нагую лилию ты подарила нам, И белизна ее церковно-восковая Плывет по медленно вздыхающим волнам К мечтательной луне и плачет, уплывая.

Стефан Малларме"Приветствие" и другое. Цикл.

Запрашиваемая вами страница не найдена. Не указан шаблон .

Позже Ренье переходит к более туманной символике в духе Малларме: « Живое прошлое» (), «Страх перед любовью» (), «Героические.

Белая птица Стефана Малларме Поль Валери в своих работах о Малларме пишет о нем, как о трудном авторе, авторе, который заставляет думать над каждой строкой. Он классически строит стих, от его поэзии исходит холодное сияние белого мрамора. Его мир — искусно сложенная башня, стремящаяся ввысь. Идеал — это слово в его поэзии неизменно пишется с заглавной буквы.

Его стихи наполнены красивыми понятиями, и всегда с заглавной буквы. Названия его стихотворений не менее отвлеченны и возвышенны: Приблизиться к этому автору можно по-разному. Можно попытаться вычислить, что скрывается за его образами. Проникнуть в его Идеал. Но тогда нужно откинуть всю внешнюю, контурную красоту его стиха, сломать ритм и форму и, расставив перед собой все те высшие сущности, о которых он пишет, попытаться их объединить.

Затея с самого начала обреченная на провал.

Стихотворения

Родился 18 марта в Париже в семье Нумы Малларме, служашего Управления по делам собственности. В пятилетнем возрасте потерял мать; воспитывался ее родителями. С учился в религиозном пансионе в Отейе, с — в лицее Санса; пребывание там оказалось для него мучительным. Еще в большей степени стал ощущать одиночество после смерти своей тринадцатилетней сестры Марии в

Произведения французского писателя Стефана Малларме. Твой прирожденный страх и мглу бесплодных бурь. Скажи, куда бежать в.

И музыка текла с невидимых смычков В лазурь дымящихся, туманных лепестков. Ты первый поцелуй узнала в тот счастливый, Благословенный день, -- дурманные приливы Терзали душу мне, пьянея от мечты, Не оставляющей похмельной пустоты Сердцам, что навсегда с ревнивой грустью слиты. Я шел, уставившись в изъеденные плиты Старинной площади, когда передо мной, Смеясь, возникла ты под шляпкою сквозной Из отблесков зари, так в полумраке тонком Я зацелованным, заласканным ребенком Следил, как добрая волшебница, во сне, Снежинки пряных звезд с небес бросает мне.

К помаде больше ты питаешь интереса, Болонкой не прижмешь меня к шелкам тугим, Я не придворная забава и не пьеса, Но, кажется, меня Вы предпочли другим. Завит искусством ювелира Твой локон золотой, твой смех -- трава для клира Овец, отзывчивых на прихоть госпожи. Так прикажи, и я на флейте заиграю, На веере любви присяду робко с краю, Стать пастухом твоих улыбок прикажи! Я в парусиновой стене прорвал окно! Из омута измен не выплыть, и смешно, Что Гамлета тоска, всегда одна и та же, Сметет мой зыбкий склеп, -- навек исчезнув даже, В исконной чистоте я опущусь на дно.

Но вот под кулаком запела медь кимвала И наготу мою жемчужную сковала: Внезапный блеск, искрясь, лицо мне опалил. Как мог я не понять полночный ужас кожи!

Творчество С. Малларме

Малларме в переводах О. Глебовой-Судейкиной Шарль Бодлер За моря, выше гор, выше туч, далеко Дух над гладью озер, над морями летит, Выше солнца, туда, где эфир не струит, За надзвездные дали летит высоко. О мой дух, как легко ты возносишь меня! Как искусный пловец, не боясь глубины, Над пучиной летишь ты на гребне волны Весь в отваге мужской, в разгораньи огня. Поскорей улетай от зараз и смертей.

В году Стефан Малларме издал свою последнюю поэму «Бросок Страх перед проказой и жажда золота — вот та лаконичная.

Так я влюблен в виденье? Иль ночь мне нанесла всю эту кладь сомненья? Ее не примет лес, мне не очертит грань Поутру хрупкая деревьев филигрань. Неужто… Ошибка чувств — и все? Подумай, ловелас, Ведь все твои мечты не тронут синих глаз Прохладной, роднику подобной, самой славной. Другая — вся порыв, он разве не для фавна, Как легкий ветерок в жару твоей шерсти? Нет, обморочен зной, и духота почти Недвижна — утро хоть и бьется, свежесть помня, Водою не журчит, свирель мою не полня Аккордами из рощ; а ветерок опять Готов один на двух соломинках сыграть, Так разойдется звук, еще сухой и колкий, В дожде — и горизонт без милостливой щелки Откроется тому, кто, метя далеко, Небесный свод пронзил, искусно и легко.

О сицилийские брега тиши болотной, Хвальбы мои — и те от здешних солнц дремотны, Пусть говорят цветы, в их искрах путь мой жив: В час пекла, весь разбитый, Злюсь, что ансамбль исчез, вопрос оставив мне: Не спутал ли я всех, желанных в полусне?

Лазурь. Стефан Малларме. Перевод с французского

Предсмертный слышать хрип в сердечных перебоях. Возможно, поэтому я больше опасаюсь не собственного нахождения на краю пропасти, а когда там находится кто-то другой. При виде, кого-то готовящегося к прыжку в бездну меня просто начинает охватывать дикая слабость, плавящая мои бренные колени. У меня отсутствует клаустрофобии в обычном смысле, но есть её некая разновидность совмещённая с боязнью задохнуться. Поэтому я ненавижу в походах ночевать в переполненных палатках, где жарко и под утра начинается дикая духота, навязчивым полиэтиленом душащая наши лёгкие.

После смерти Рембо, Верлена, Малларме и многих других выдающихся поэтов, . Любопытно постоянство генераторов страха: космос, машины.

Родился 18 марта в Париже в семье Нумы Малларме, служащего Управления по делам собственности. В пятилетнем возрасте потерял мать; воспитывался ее родителями. С учился в религиозном пансионе в Отейе, с — в лицее Санса; пребывание там оказалось для него мучительным. Еще в большей степени стал ощущать одиночество после смерти своей тринадцатилетней сестры Марии в В получил диплом бакалавра. Вопреки желанию отца, отказался от карьеры чиновника: В провел несколько месяцев в Лондоне, где усовершенствовал свое знание английского.

В , вернувшись во Францию, начал преподавать английский язык в лицее Турнона. С этого времени его жизнь поделилась на две части: Его первые юношеские стихи, написанные между и , несут явную печать влияния Шарля Бодлера и Эдгара По. Увлекся поэзией Теофиля Готье, основателя Парнасской школы; стал писать в ее духе. Готье в , ознаменовал его переход к новой поэтике. По с иллюстрациями Э.